Главная / Игра в прятки. Архитекторы в поисках утраченной гармонии

Игра в прятки. Архитекторы в поисках утраченной гармонии

Сад в Королевском дворце в Катсуро, Япония, 1625 г. Архитектура и природа все еще составляют одно целое

Сад в Королевском дворце в Катсуро, Япония, 1625 г. Архитектура и природа все еще составляют одно целое

В конце своей жизни Ле Корбюзье с горечью заметил: «Архитектура ошибается, природа – никогда». Такое признание звучит довольно странно из уст архитектора, который всей своей деятельностью утверждал индустриально-массовый подход к архитектуре и сформулировал также и гораздо более известный, фактически противоположный постулат – «Дом – это машина для жилья».

Очевидно, что даже будучи лидером архитектуры модернизма, Корбюзье видел и понимал то противоречие, которое сложилось между природной и искусственной средой в эпоху индустриальной массовой архитектуры, и отнюдь не был рад такому положению дел.

Действительно, если довольно долго архитектура оставалась во многом частью природы, то с началом процессов индустриализации и урбанизации и развитием инженерной оснащенности строительных процессов произошел резкий разрыв между природой и архитектурой. Что, впрочем, стало характерным не только для архитектуры, но и для большинства других сфер человеческой деятельности, да и для самого человека.

Радиотрансляционная станция, Австрия, арх. Г. Пехль, 1976-1979 гг.

Радиотрансляционная станция, Австрия, арх. Г. Пехль, 1976-1979 гг.

Жилой дом, Япония, арх. Ushida-Findlay Partnership, 1994 г.

Жилой дом, Япония, арх. Ushida-Findlay Partnership, 1994 г.

Нельзя сказать, что и архитекторы, да и общество в целом не осозновали и не осознают губительность такого разрыва для экологии и природы и человека. Но если в эпоху индустриализации это проявлялось исключительно в форме растерянного сожаления, то сегодня, в постиндустриальное время появляется все больше примеров попыток деятельного преодоления «внеприродности» современной архитектуры. Для многих архитекторов (об одном из них – португальце Эмилио Амбаше наш журнал уже писал в № 4 (11) за 2006 г.) поиск взаимодействия архитектуры и природы становится нормой.

Жилой дом, Англия, арх. А. Квормби, 1974 г.

Жилой дом, Англия, арх. А. Квормби, 1974 г.

Естественно, в первую очередь это касается архитектурных объектов, которые создаются на неосвоенных территориях, среди еще ненарушенного природного окружения. Благодаря этому многие подобные территории сохраняют свой статус природных и хотя бы внешне избегают разрушительного воздействия «созидательной» человеческой деятельности.

Наряду с этим предпринимаются попытки создания «природоподобных» архитектурных объектов и в урбанизированной среде с целью вернуть сюда природные элементы в надежде на их дальнейшее развитие за счет существующих и формируемых антропогенных элементов.

Жилой поселок, Швейцария, арх. П. Ветч, 1993 г.

Жилой поселок, Швейцария, арх. П. Ветч, 1993 г.

Дом художника, Англия, арх. Д. Леа, 1985 г.

Дом художника, Англия, арх. Д. Леа, 1985 г.

Однако в настоящее время речь идет в абсолютном большинстве случаев всего лишь о «маскировке» искусственных объектов под природные, о своеобразной «игре в прятки», затрагивающей только внешний вид архитектурных сооружений, но не способ их функционирования, который остается традиционным, а значит энерго- и ресурсозатратным и приносящим вред природному окружению.

Часовня, США, арх. Ф. Джонс, 1979-1980 гг.

Часовня, США, арх. Ф. Джонс, 1979-1980 гг.

Европейский центр изучения вулканизма, Франция, арх. Х. Холяйн, 1994-2001 гг.

Европейский центр изучения вулканизма, Франция, арх. Х. Холяйн, 1994-2001 гг.

Конечно, и это уже гораздо лучше той хорошо знакомой всем ситуации, когда архитектура формировалась без оглядки на природное окружение и самим фактом своего появления приводила к деградации природных ландшафтов. Но сегодня в распоряжении архитекторов есть средства, которые позволяют создавать не просто «природоподобные» архитектурные объекты, но и сооружения, функционирующие подобно природным системам.

Здесь можно выделить два класса таких средств – структурные и технические.

Центр культуры, Новая Каледония, арх. Р. Пьяно, 1992-1998 гг.

Центр культуры, Новая Каледония,
арх. Р. Пьяно, 1992-1998 гг.

К структурным относятся приемы такой пространственной организации архитектурных объектов, которые позволяют избегать лишних расходов на отопление, кондиционирование, проветривание и другие процессы их нормального функционирования. Кстати сказать, многие из таких приемов восходят к традиционным историческим архитектурным сооружениям, которые часто возводились в условиях ограниченности ресурсов и вынужденно были очень рациональными и экономичными.

К примеру, многие современные небоскребы имеют такую систему вентиляции, в основу которой положены принципы естественной вентиляции традиционного жилища.

К техническим можно отнести применение современных ограждающих и несущих конструкций и инженерных систем, которые также позволяют значительно экономить ресурсы и функционировать архитектурным объектам подобно природным, осуществляя своего рода фотосинтез и другие характерные для них процессы. Фактически сегодня можно говорить о возможности создания архитектурных сооружений, находящихся в симбиозе с природной средой.

Жилой дом, США, арх. О. Боуман, 1987 г.

Жилой дом, США, арх. О. Боуман, 1987 г.

Жилой дом, Швейцария, арх. Э. Золотай, 1984 г.

Жилой дом, Швейцария,
арх. Э. Золотай, 1984 г.

К сожалению, подобный подход к организации искусственной среды все еще очень далек от российской архитектуры, которая остается во всех своих проявлениях – и в форме и в способе функционирования, абсолютно «антиприродной». Возможно этому способствует кажущаяся безграничность природных территориальных и других ресурсов. Но она именно что кажущаяся и в ближайшее время нам придется осознать их ограниченность. А здесь и выяснится, что российская архитектура абсолютно не готова ни технически, ни психологически к необходимости гармонизации взаимодействия с природным окружением и опять придется надеяться на то, что нам помогут западные архитекторы и западные технологии. Хотя можно было бы поучиться у собственных предков, которые создавали архитектуру, удивительно гармоничную и контекстуальную по отношению к природе, и некоторые памятники которой стоят еще до сих пор.

Михаил Туркатенко Иллюстрации взяты из книги «Green Architecture», Taschen, 2000