Главная / «Об архитектурных стилях, новых вызовах и конечно о кровле»: интервью архитектора и основателя архитектурного бюро Studio-TA, Тиграна Бадаляна журналу «Кровля»

«Об архитектурных стилях, новых вызовах и конечно о кровле»: интервью архитектора и основателя архитектурного бюро Studio-TA, Тиграна Бадаляна журналу «Кровля»

Пожалуйста, расскажите вкратце о себе. Где Вы выросли, что закончили. Как пришли в архитектуру.

— Я родился в Ереване, прожил все свое детство там, впитал культуру Армении, и все объекты, которые реализуются на территории страны и за ее пределами, проектируемые мной до сих пор, учитывают этот контекст. Когда я окончил десятый класс, передо мной встал вопрос дальнейшего обучения и подготовки к ВУЗу. Я не собирался идти по стопам отца, заместителя Председателя союза архитекторов Армении, но и чёткого представления о том, чем я, действительно, хотел бы заниматься, у меня не было. Но отец предложил мне всё же попробовать себя в архитектуре. Я недолго обдумывал его предложение и принял решение познать это Искусство, после чего поступил в МАРХИ. И с того дня у меня ни разу не было повода пожалеть об этом. Мне нравится создавать пространства, объёмы, интерьеры и здания. Я живу этим.

Какие архитекторы и архитектурные стили являются для Вас ориентирами и почему?

— Мне импонирует творческий метод датского архитектора, основателя и творческого партнера Bjarke Ingels Group (сокращенно BIG) — Бьярке Ингельса (на англ. яз. Bjarke Ingels). Изучая объекты его авторства, я всегда отчетливо вижу, как схожи наши с ним ориентиры в архитектуре. Всякий раз просматривая картинки нового проекта BIG, понимаю: те же самые задачи я решил бы ровно так же.

Что касается архитектурного стиля, наиболее близкого мне, я, пожалуй, назову его современным минимализмом. Наша команда бюро Studio-TA умеет работать во всех возможных стилях. Но объекты современного минимализма – это наш подчерк. Более того, я уверен, что архитектура, выполненная именно в этой стилистике, будет актуальной даже через 10-20 лет.

Кто помог Вам сформировать свой собственный взгляд на архитектуру?

— В свое время мне очень помог Александр Андреевич Скокан – один из основателей архитектурного бюро «Остоженка». Скокан – мой любимый наставник, который всегда верно направлял своим подходом и отношением. Отмечу, что с этим легендарным для Москвы бюро связан особый этап моей карьеры. Там я получил колоссальный опыт и приобрел добрых друзей, с которыми теперь иду по жизни. Багаж навыков и знаний, собранный мной за годы работы в «Остоженке», наверно, и подтолкнул меня более 12 лет назад к открытию своей проектной мастерской – Studio-TA

Топ 3 лучших архитектора мира на сегодня по вашему мнению?

— В мире мне известно много отличных архитекторов, профессионалов своего дела, в России и за рубежом. Поэтому, на мой взгляд, выделять из них 3-х лучших не совсем корректно. Я предпочитаю говорить о тех специалистах, чей подход в архитектуре близок лично мне. Среди них, например, датский архитектор Бьярке Ингельс, о котором говорил выше.

Есть ли какие-то тенденции в мировой и российской архитектуре, которые Вы отслеживаете? Под знаком какого стиля пройдет ближайшее десятилетие?

— Отвечу в отношении российских тенденций. Как однажды метко сказал Раис Суфиянович

Баишев, «как только архитектура превращается в недвижимость – качество архитектурных объектов сильно теряется». Тем самым, он отмечал важность отстаивания архитекторами своих творческих позиций ради объектов высокого качества. И я с ним полностью согласен. Мы в России сейчас стоим на перепутье. Поэтому то, как пройдет ближайшее 10-летие, зависит от тех, за кем в индустрии будет последнее слово: за архитекторами или застройщиками…

Есть ли литература или сайты, где Вы черпаете архитектурные новости и хватает ли на это времени?

— Конечно, существует огромное количество популярных сайтов и журналов об архитектуре, которые транслируют актуальные новости в моей сфере деятельности. По возможности, я их просматриваю. Но в основном черпаю информацию в процессе работы или поиска чего-либо в интернете, когда при переходе с одной страницы на другую о моих интересах «вспоминает» и их же «питает» таргетированная реклама об архитектуре, дизайне, крупных бюро, новых объектах и конкурсах. Что касается профессиональной литературы, будучи в Москве, я ее приобретаю крайне редко. Чаще бывает, что во время путешествий по миру меня привлекает местная архитектура. Тогда я присматриваюсь к книгам и журналам по теме, знакомлюсь и изучаю новые объемы и нестандартную пластику.

Что Вам нужно для вдохновения?

— Три вещи: кофе, чистый лист бумаги и карандаш.

Стараетесь ли Вы работать в определенной тематике или готовы выполнить любой проект?

— Как показывает история нашего бюро и портфолио объектов, мы специализируемся на многоквартирной жилой и коттеджной застройке. Кроме того, за последние 5 лет мы создали более 25 офисов продаж для различных девелоперских компаний. Естественно, что большая часть заказов связана с нашим профилем. Однако мы всегда смело беремся за интересные проекты, даже на мало знакомую для нас тему. Мы в Studio-TA любим познавать новое в профессии.

Как часто у Вас возникает внутренний конфликт из-за противоречия между тем, что просит заказчик и тем, как Вы видите решение той или иной задачи?

— Я думаю, в споре, в котором у всех сторон есть железные аргументы, рождается истинная концепция. Заказчики ведь встречаются разные: одни заботятся об окружающей среде, других больше интересует, не создаст ли выбор места для застройки автомобильный коллапс; кого-то волнует, вписывается ли объект в исторический контекст города, а кто-то забывает уточнить детали. Если клиент готов выслушать и принять во внимание нюансы, которые могут повлиять на качества объекта и конечный результат, —  это хорошо. Если нет — значит, архитектор был недостаточно настойчив и уверен в своей позиции. Для меня отличный архитектор — это и тот, кто смог отразить клиентские пожелания в чертежах и планах, и тот, кто сумел убедить заказчика принять правильное решение при создании объекта. Но здесь речь не о споре ради спора. Я говорю о необходимости аргументов. Без них дискуссия с клиентом недопустима.

Проекты, которыми Вы гордитесь и где Ваше творчество никто не ограничивал!?

— Творческий процесс архитектора всегда обрамлён дедлайнами и техзаданиями. Иначе бы ни одна архитектурная идея не имела бы выход на заказчика, не попала бы ему в руки и не получила бы продолжения. Даже открытые конкурсы на разработку концепций новых объектов сегодня невозможны без условий, ограничений по срокам и параметрам. Лично для меня, чем сложнее задача – тем увлекательнее процесс ее решения. Нестандартные, ни на что ранее не похожие проекты с неоднозначной фактурой и ТЭПами обычно побуждают интерес и бросают нам, архитекторам, вызов. Больше всего мне нравится работать в объективных критериях — проектировать здания и сооружения в городской среде, по действующим там законам. По-моему, это гораздо ответственнее, чем отвечать запросам частных заказчиков при создании загородных резиденций. Жилой комплекс оценивает широкая аудитория: сам клиент, общественность и еще профессиональное сообщество. Такая оценка масштабнее, но и получить ее, в наивысшей степени, труднее, зато интереснее.

А горжусь я всегда теми проектами, над которыми работаю со своей командой в данный момент. К каждому из них я отношусь трепетно, как к своему детищу, вкладываю всего себя до тех пор, пока не передаю объект в руки заказчика при финальной встрече. 

Архитектура, дизайн, конструктив. В какой последовательности правильно расставить эти слова?

— Архитектура, конструктив, дизайн. Первое – то, что видят все. Второе – то, без чего ничто не будет держаться. Третье – то, что происходит внутри объекта, ориентированное на вкус его авторов.

Что первично в проекте? В концепции?

— Идея, функция и образ первичны в концепции. А в проекте важно максимально реализовать

концепцию.

Что Вам больше нравится проектировать? Общественные здания, жилые комплексы, частные дома, малые формы?

— Мне как архитектору предпочтительнее создавать оригинальные пространства и работать в условиях плотной городской застройки. Я не ищу легких путей и для меня нет никакого интереса и удовольствия от постройки небоскреба в пустыне. Напротив, сделать проект в центре какого-либо мегаполиса, например, Москвы, на узком, ограниченном пространстве, ценнее. Наш большой опыт в области архитектуры жилых многоквартирных комплексов тоже играет немалую роль.

В целом же, Studio-TA занимается разнообразными объектами: это и многофункциональные центры, и частные дома, и офисы продаж. Наша команда также решает вопросы, связанные с элементами инфраструктуры и благоустройством будущих объектов. Помимо создания органичного архитектурного образа, который должен соответствовать окружению, мы всегда стремимся наполнить объект функциональным и символическим значением, чтобы сделать его узнаваемым и придать ему культурное значение.

Как уже было сказано, в последнее время мы активно занимались проектированием офисов продаж для многих крупных заказчиков. Мы в этом деле преуспели. Для нас офис продаж – это маленькая шкатулка, визитная карточка компании или строящегося объекта. Чтобы такой офис привлекал внимание, а его архитектурный образ был запоминающимся, его нужно лепить как нечто универсальное, создавая особую пластику.

Насколько велика роль современных материалов в решении архитектурных задач?

— Она, действительно, велика. Если здание хорошо выглядит издалека – это заслуга зодчего, архитектора, проектировщика. А если здание выглядит более привлекательно вблизи – это победа строителя, грамотно использовавшего материалы для объекта. При этом хочу отметить, что качественная архитектура создается не только с помощью материалов, но и за счет правильных форм и пропорций, которые для своих объектов определяют архитекторы.

Возможно ли с ограниченным бюджетом создать шедевр?

— Конечно, да. Здесь можно сравнить работу архитектора с творчеством настоящего художника, для которого достаточно бумаги и карандаша, чтобы создать шедевр. Замысел и креативные решения архитектора могут трансформировать проект в нечто шедевральное, особенное, выдающееся еще на стадии разработки идеи и концепции.

С какими материалами, текстурами Вам нравится больше всего работать? И наоборот, какие вызывают отторжение?

— Мне самому очень нравится работать с натуральными и, скажем так, честными материалами: с деревом, камнем, медью, черепицей, клинкерным кирпичом. Отторжение у меня вызывают такие материалы и текстуры, как, например, композитные панели, плитка с нанесением рисунка натуральных материалов, бетонная плитка, замаскированная под кирпич. В общем, я предпочитаю естественность и натуральность.

Какова роль кровли в проекте? Скатная или плоская, чему отдадите предпочтение?

— Я называю кровлю пятым фасадом для любого объекта. Ее нельзя недооценивать. А вот уже то, какая она, скатная или плоская, зависит от пропорций конкретного объекта и от участка, выбранного под его застройку. К примеру, при проектировании частного дома стоит учитывать размеры участка и самого дома, который в данное пространство интегрируется. Если территория позволяет, есть потребность и желание видеть крышу, любоваться ею, то скатная кровля идеально подойдет. Если же участок небольшой, компактный – лучше выбрать для дома плоскую кровлю или даже сделать ее эксплуатируемой, с возможностью применения в качестве открытой террасы.

С чем связана тенденция ухода от традиционных скатных крыш в сторону плоских или малоуклонных?

— Обычно выбор в пользу плоской крыши, как уже было сказано мной ранее, объясним

желанием сэкономить пространство на небольшом по размеру участке. Кроме того, плоская кровля позволяет разместить на ней оборудование либо использовать ее как удобное дополнительное место для отдыха. Но мне кажется, нельзя однозначно утверждать, что существует тенденция отказа от скатных крыш. Все обусловлено выбором клиента.

Какие материалы для кровли предпочтительны?

— Наилучшее решение для кровли, на мой взгляд, – натуральная черепица.

Часто кровельщики ругаются на заложенные в проекте технические/технологические ошибки. С чем это связано? Недостаток знания у конструкторов, архитекторов?

— Я бы назвал это не «ошибками», а «общими решениями». Технологические вопросы, по-моему, должны решать специалисты, кровельщики. Ведь для каждого решения работает своя технология.

Как получается, что зачастую заказчики на этапе строительства кровли начинают экономить, замещать материал на более дешевый и, зачастую, не соответствующий уровню дома, а потом тратят баснословные деньги на люстры, мебель, внутреннюю отделку?

— Так случается, мне кажется, только в России. Сама мысль об этом кроется в менталитете людей, проживающих в нашей стране. У нас, увы, большинство убежденных в том, что внутри дома должно быть хорошо и красиво, а крыша, коридоры или зоны общего пользования, отделка фасада уже вторичны. Вопросы качества кровли, на самом деле, первостепенны. Сама по себе крыша – базовый элемент внешнего вида любого дома. О ней стоит позаботиться как минимум для того, чтобы она долго служила и не требовала ремонта.

Какие самые распространенные ошибки заказчиков при реализации проектов?

— В моём понимании, чаще всего ошибки возникают, если заказчик, получив проект на руки, не даёт возможности архитектору вести объект дальше. Случается, что клиент самовольно меняет решения, заданные авторским коллективом архитекторов без какого-либо обсуждения. Зачастую это приносит вред проекту.

Что для Вас идеальный дом?

— Дом, в котором не течёт кровля. (смеётся).

Почему подавляющее большинство наших городов теряют свою самобытность, свой неповторимый стиль? Можно ли и как спасти ситуацию?

— Не думаю, что российские города как-то утратили самобытность. Во все времена предлагали и вводили инновации. Даже то, что сегодня видится исторически ценным, в своё время было новшеством. И всегда задавались вопросом самобытности, всегда были несогласные и критикующие. Трудно быть первым. Но, если смотреть на это глубже, скажем, в Москве, очевидно, что исторический центр сохраняет свою аутентичность. Она поддерживается реконструкцией ровно тогда, когда необходимо, и теми, кому исторический контекст можно доверить. Инновации и эксперименты позволительны за пределами Садового кольца.

Идеальная этажность для частного дома и для жилых комплексов?

— Для коттеджа идеально, когда он одноэтажный. Благодаря этому, из любой точки дома можно удобно и быстро выйти на участок, на пути нет преград в виде лестниц. Кроме того, в одноэтажном частном доме лучше ощущается тактильный контакт с землей. А для жилого комплекса, считаю, оптимальным, если у него максимально 5 этажей. Люди ошибочно думают больше об облике дома и его высотности. Но важнее всего комфорт, безопасность и забота о здоровье. К примеру, известно, что до 5-го этажа не достают выхлопные газы, а после 7 этажа больше накапливаются вредные вещества от предприятий, расположенных поблизости. Поэтому все объекты Studio-TA проектируются не только с позиции баланса эстетического восприятия, но и с точки зрения эффективности, эргономики, востребованности со стороны пользователей – арендаторов, покупателей, посетителей и местных жителей.

В какой архитектурной ипостаси Вы хотели бы себя попробовать? Хотите ли расширить диапазон вашей типологии, спроектировать, нечто новое для Вас или взяться за проект реставрации исторического здания?

Мне всегда хотелось построить объект в центре каталонской Барселоны, продумать его так, чтобы он визуально представлял собой нечто новое и при этом не нарушал бы архитектурное равновесие в общей исторической концепции.  В вот реставрационные работы и реконструкция ни одному из нас в команде не близки по профилю.

Нам также было бы интересно взяться за проект музея или аэропорта в обозримом будущем. Мы с большим удовольствием рассмотрим темы, которые ранее не прорабатывали, объекты, которые будут индивидуальны, со своим характером. Знаете, каждый архитектор мечтает создать нечто инновационное по форме и пластике.  Нечто всемирно узнаваемое, как силуэт Эйфелевой башни в Париже, чтобы навсегда сохранить проект в виде фигурки в миниатюре, а не только в альбоме рабочих чертежей и коллекции макетов.