Главная / Тентовая архитектура

Тентовая архитектура

Возникновение тентовой архитектуры как явления, характеризующего логику развития архитектуры на рубеже ХХ и ХХI веков, обусловлено прежде всего интересом к новому, нетрадиционному взаимоотношению материала – конструкции – композиции и формообразования, более адекватно отвечающему современным потребностям и возрастающей динамичности общества, ускоренным темпам научно-технического прогресса, расширением географии приложения его результатов, и в итоге – изменениями во всех сферах человеческой деятельности, в том числе и в архитектуре.

Как бы предвосхищая эмоции, вызываемые произведениями тентовой архитектуры ХХI века, Плиний Старший писал, что «ничто в Риме, даже гладиаторский бой, не удивляло так сильно, как гигантский тент, натянутый над Колизеем». Этот выдвигающийся тканевый тент-навес – «велариум» укреплялся на мачтах над его амфитеатром.

Научно-исследовательская химическая лаборатория фирмы M & G в г. Венафро (Италия). Архит. Ф. Самин, М.Д. Рамос, М. ван Раемдонк и Б. Влерик (фирма Samyn & Partners). 1991.
Научный Шлумбергер-центр в г. Кембридж (Великобритания). Архит. М. Хопкинс и фирма Ove Arup & Partners. 1986.

Более чем через тысячу лет, в 1520 г. служба празднеств английского монарха Генриха VIII установила в Кале временный увеселительный павильон – круглое (диаметр 37 м) в плане здание с центральной 40-метровой мачтой, поддерживавшей холстяной тент-крышу, прикрепленный по периметру к трехэтажным деревянным стенам. Затем последовала эпоха тентовых цирков-шапито, но их неудобством была опора, помещаемая в центре главного зрелищного пространства. Некоторые цирковые тенты имели жесткую раму, которая фиксировала натянутую ткань. Конструкция натяжного циркового тента давала возможность формировать пространственные большие структуры при минимуме материалов. В пик популярности использовались тентовые цирки, вмещавшие до 10 тыс. человек. В этих сооружениях использовались приобретенные в кораблестроении навыки и материалы и технологические методы, применявшиеся для быстрого подъема больших, но относительно легких объектов.

Автозаправочный комплекс в г. Плимут (Великобритания). Архит. Дж. Диксон и Э. Джонс. 1994.
Культурно-оздоровительный блок Налогового центра в г. Ноттинген (Великобритания). Архит. М. Хопкинс и фирма OveArup & Partners. 1995.

В России исследовательские и экспериментальные работы по системам, относимым к тентовым или близким к ним, развивались в трудах П.Л. Чебышева (1890 г.), создавшего математические основы раскроя текстильно-сетчатых оболочек пространственно-криволинейных форм, и В.Г. Шухова, разработавшего конструкции висячих покрытий, впервые использованных в 1896 г. для перекрытия значительных по размерам павильонов (прямоугольных, круглого и овального в плане) на Всероссийской промышленной и художественной выставке в Нижнем Новгороде. В 1920-е годы советские проекты и постройки тентовых сооружений были связаны с именами архитекторов братьев Весниных, Г.М. Людвига и ряда других.

Павильон Японии на ЭКСПО-2000 в г. Ганновер (Германия). Архитектор Ш. Бэн, консультант Ф. Отто. 2000.

В 1950-1960-х годах в качестве основополагающей фигуры в этой сфере выделился немецкий архитектор и инженер Ф. Отто. От экспериментов с моделями Ф. Отто вскоре перешел к полноразмерным экспериментальным образцам, положив начало проектированию облегченных конструкций (в том числе тентовых) с учетом форм живой природы. Первыми крупными реализованными им проектами стали сетчатый тентовый павильон ФРГ на ЭКСПО-67 в Монреале (1967 г.), покрытие олимпийского стадиона в Мюнхене (1972 г.), павильон Федеральной выставки садоводства в Мангейме (1975 г.), аэропорт в Джидде (Саудовская Аравия, 1980 г.), покрытый тентовыми оболочками пролетом по 45 м общей площадью около 50 га, в которых были опробованы ставшие затем «протоформами» различные варианты крепления тентов, поддерживаемых вантами и решетчатыми конструкциями (седлообразные, хребтовидные, дугообразные, с высокой точкой опоры).

В настоящее время ежегодно в мире различными видами тентовых покрытий (стационарных, временных, трансформируемых, транспортируемых и прочих), строительство которых вызывается насущными потребностями общества, перекрывается около 100-300 км2 земной поверхности.

Ангар для дирижаблей CargoLifter в Бранде (Германия). Фирма SIAT Architektur + Technik. 2000.

Несмотря на этот исторический путь современная тентовая архитектура является относительно недавно возникшим феноменом, которому еще предстоит раскрыть свой полный формообразующий потенциал. Сочетая новаторское инженерное мышление и образную выразительность, она становится неким новым «интернациональным стилем», которому свойственны структуры, граничащие с пределами привычных представлений об архитектурном произведении. Объекты тентовой архитектуры, каждый из которых обладает уникальной выразительной формой (изящной, динамичной, скульптурной), в большинстве случаев не могли бы быть осуществлены при использовании другой конструктивной системы. Эстетическое осмысление и виртуозная обработка конструктивных узлов тентовых объектов достигают качества самостоятельных художественных произведений. Конструкции объектов тентовой архитектуры неотделимы от их формы и в отличие от других конструктивных систем и технологий не маскируются, а активно участвуют в архитектурнохудожественном формообразовании. Они способны организовать многообразные, в том числе большепролетные, пространственные конструктивные структуры различных криволинейных форм, в которых ограждающие функции выполняет тонкий синтетический высокопрочный материал.

Павильон выставки к 400-летию Х. Колумба в г. Генуя (Италия). Архит. Р. Пиано. 1992.

С появлением в начале 1980-х гг. новых синтетических материалов, в частности PTFE, со сроком службы 25-30 лет, а в 1990-х гг. – ETFE (используемых также для изготовления крупноразмерных, наполненных воздухом подушкообразных тентов) с недоступными прежде параметрами – прочностными, светопрозрачными, антиадгезионными, температурными – возникла возможность долговременной эксплуатации тентовых объектов. Имея новые свойства, эти материалы, обладая легкостью, стойкими цветовыми характеристиками, в совокупности с инженерными разработками сопряжения тентов и опорных конструкций позволили внедрить уникальные конструктивно-технологические решения и перейти к формированию архитектурных пространств нового поколения – любой конфигурации, протяженности и объема.

И тем не менее тентовые покрытия широко вошли в профессиональную культуру и получили признание как явление архитектуры лишь после победы на грандиозном конкурсе на Арку эспланады Дефанс в Париже (1983 г.) проекта Й.О. Спрекельсена, использовавшего тентовый элемент как метафору нового понимания пространства и времени. Если до этого времени тентовые конструкции в случае крупных сооружений применялись исключительно для выставочных целей, и в единичных случаях – для спортивных сооружений, то теперь спектр их применения существенно расширился: добавились магазины, вокзалы, аэропорты, арены различного назначения, покрытия археологических достопримечательностей, административные, научные сооружения, объекты промышленного, сельскохозяйственного назначения и другие, требующие значительных пространств с большепролетными покрытиями и различных архитектурно-конструктивных решений.

Расширение сферы использования тентовых сооружений в архитектуре объясняется изменением отношения заказчиков, архитекторов, потребителей к этому типу покрытий – теперь тентовые сооружения не рассматриваются только как технические объекты, используемые ограниченное время, а потом демонтируемые, но воспринимаются как полноценные архитектурные сооружения, обладающие архитектурно-художественными качествами и возможностью их долговременной эксплуатации.

С помощью стержне-вантовых систем, висячих оболочек, сеток из тросов, как оказалось, можно перекрыть план любой конфигурации. Висячие типы тентовых сооружений обладают большой композиционной вариантностью. Провисающая, выгнутая линия покрытия придает очертаниям здания динамизм, острую прорисовку силуэта, необычную трактовку деталей фасада, опор. Опора, одна из основных частей тентового сооружения, как правило, легкая, решетчатая, обычно утончается кверху подобно античной колонне, получая необходимую стройность. Вверху сооружения сходятся ванты, поддерживающие оболочку покрытия, или сама вершина оболочки неповторяемой линией сливается с центром крепления ажурной опоры. Использование свойства металла работать на растяжение позволило создать легкие подвесные тентовые конструкции, которые способны перекрыть пространства в сотни метров при минимальном количестве опор (а подчас и без них). На этой основе и возникла принципиально новая архитектурная форма, отличающаяся легкостью, изяществом, воздушностью.

В проектирование и строительство тентовых сооружений в 1980-1990-х гг. кроме Ф. Отто активно включились крупнейшие архитекторы других стран – Н. Гримшоу, П. Кук, Р. Роджерс, Н. Фостер, М. Хопкинс (Великобритания), Р. Пиано (Италия), Ф. Самин (Бельгия), Ш. Бэн (Япония), имеющие собственные проектные бюро (Grimshaw & Partners, Samyn & Partners и другие), европейские и транснациональные архитектурно-строительные фирмы, в том числе Ove Arup & Partners, Omrania Architects, Planners and Engineers, HOK International, Taiyo Kogio Corporation, Sturchio Architects & Designers, а также и их объединения, например, OHO (Omrania-Happold-Otto) Joint Venture, по проектам которых построены сотни крупных объектов тентовой архитектуры в самых различных странах мира.

Обращение к тентовой архитектуре архитекторов первой десятки мира далеко не случайно и не конъюнктурно и объясняется тем, что для современного архитектурного творчества образность технологической составляющей – конструкции, материалов, инженерного оборудования сооружения особенно значима. Объектами тентовой архитектуры в эти годы стали, прежде всего, престижные, «знаковые» сооружения – выставочные павильоны, ЭКСПО, аэропорты, железнодорожные вокзалы, спортивные арены (с прозрачными, но тепло-светозащищающими тентовыми покрытиями), другие сооружения большого общественного звучания, многие производственные объекты.

Тентовые пространственные структуры, обладающие новыми, в том числе и уникальными формами, геометрические размеры которых практически не ограничены, сегодня уже нельзя рассматривать как сугубо инженерные объекты: легкие, пропускающие дневной свет и разнообразно, сценографически продуманно, подсвеченные ночью, они изменили роль и понимание архитектурной формы, создали виртуальное ощущение необыкновенной свободы, простора интерьера, его раскрытости окружающему пространству и ландшафту, слитности с ним.

Тентовые сооружения обладают мягкими динамическими формами, выглядят легкими и изящными, визуально рафинированными и спокойными, как, например, покрытие крикет-клуба в Лондоне (архитектор М. Хопкинс, 1986 г.), или даже монументально-застывшими, как в Шлумбергер-центре в Кембридже (архит. М. Хопкинс, 1986 г.), то есть обладают образным началом, что подтвердило значимость подобных объектов для формирования самостоятельного направления – тентовой архитектуры. Первой пробой пера в тентовой архитектуре 1990-х гг. стали павильон выставки к 400-летию Х. Колумба в Генуе (архитектор Р. Пиано, 1992 г.) и Павильон Великобритании на ЭКСПО92 в Севилье (архитектор Н. Гримшоу, 1992 г.).

Скульптурные формы тентовых конструкций, количество и разнообразие форм которых увеличивается с каждым годом, стали одним из важнейших выразительных средств современного зодчества. В аэропортах городов разных стран – Лиона (1990 г.), Осаки (1994 г.), Мюнхена (1999 г.) использованы преимущественно легкие («парящие») тентовые покрытия, давшие новые архитектурные решения, новые запоминающиеся образы. На тентовые объекты стали смотреть другими глазами. Современная технология тентовых сооружений, обеспечив их долговременную эксплуатацию, изменив отношение заказчиков, архитекторов и потребителей к «тентам», в течение последовавших нескольких лет стремительно расширила типологию в этой новой области архитектуры настолько, что в нее вошли практически все типы зданий, включая театры, музеи, отели, и даже реорганизация обширных пространств городов (проект «Супер-Хьюстон», архитектор П. Кук. 2000).

Крупнейшие сооружения мирового значения, связанные с датой «2000», осуществлены именно с применением тентовых архитектурно-строительных систем. В этом году вошли в строй небывалые до того даже по физическим размерам тентовые сооружения ведущих архитекторов, такие как ангар для дирижаблей CargoLifter (фирма SIAT Architektur + Technik) в Бранде (Германия) (363 х 225 м при высоте 107 м, объем 5,2 млн. м3), амбициозный зал «Купол Тысячелетия» (архитектор Р. Роджерс) в Лондоне (площадь 80000 м2), крупнейший в мире Ботанический сад «Эдем» со 120-метровым пролетом длиной около 1 км и высотой 60 м (архитектор Н. Гримшоу) в Корнуолле, «парящий» купол Центра SONY в Берлине (архитектурная фирма Мurphy/Jan), олимпийский футбольный стадион в Сиднее (фирма Ove Arup & Partners) со светопрозрачным тентовым покрытием амфитеатра, уникальный по назначению Центр динамики Земли в Эдинбурге (архитектор М. Хопкинс). В том же году принят к строительству проект светопрозрачного тентового навеса-мола (архитектор Н. Фостер) для аэропорта Чек Лап Кок (Гонконг) протяженностью 1,3 км и площадью 30 га.

Новейшие тенденции тентового строительства отразила ЭКСПО2000 в Ганновере, которая стала выставкой современной тентовой архитектуры, окончательным ее триумфом. Здесь были представлены не только новые технические достижения, но и совершенно новые формотворческие и эстетические ценности. Павильоны Австралии, Венгрии, Венесуэлы, Германии, Италии, Японии свидетельствуют, что эти произведения тентовой архитектуры выступили объектами эксперимента в области архитектурного формообразования, демонстрируя одновременно возможные функционально-конструктивные варианты применения современных тентов и материалов.

Своеобразным символом ЭКСПО- 2000 стал павильон «Биг Типи» (фирма Architekten BDA + Assozierte), являющийся увеличенной копией традиционного тентового жилища «типи» народа Сио. Его каркас составили 12 нестроганых бревен гигантской ели Дугласа.

Тентовое покрытие (площадь 1480 м2) павильона Венесуэлы (фирма Fruto Vivas Arquitecto и Вuro Happold) выполнено в форме гигантского раскрывающегося цветка, шестнадцать 10-метровых лепестков которого, закрепленных на несущей мачте, могут открываться и закрываться.

Эффектный двухэтажный павильон Японии (архитектор Ш. Бэн, консультант Ф. Отто), автор которого известен захватывающими дух арочными конструкциями и экспериментами с необычными материалами, целиком построен из бумаги (полностью регенерируемое здание). Пространство павильона сводчатой формы (в плане 90 x 45 м, площадь покрытия 3600 м2) сформировано главной несущей решетчатой структурой из клеекартонных трубчатых стержневых элементов диаметром 120 мм, ориентированных в двух перекрестно диагональных направлениях. Переменный пролет свода достигает 35 м при максимальной высоте 15,5 м. Покрывающий павильон уникальный светопрозрачный тент выполнен из ткани и бумажно-пластичного материала (устойчивого к погодным условиям), что явилось для Германии новшеством.

Тентовый навес над концертным залом ЭКСПО-2000 на открытом воздухе (архитекторы Х. Шулитц, И. Кёниг, Ю. Шаде (фирма Schulitz + Partner) и фирма Werner Sobek Ingeniere) был выполнен из стеклоткани с тефлоновым покрытием площадью около 1800 м2. Его верхняя плоскость образована стягивающим наклонным кольцом диаметром 16 м, расположенным точно над оркестровой ямой. Второй элемент конструкции – растягивающее кольцо диаметром 29 м, также наклонное, но в противоположном направлении. Оба кольца опираются на V-образные опоры. Двойная конфигурация колец и их опорные конструкции обеспечивают значительное натяжение тентового покрытия между внешним и внутренним кольцами. Плоскость верхнего кольца подобно оригинальному решению, предложенному советским архитектором Г.М. Людвигом еще в проекте 1930 г., обеспечивает усиление и направленное отражение звука.

Триумфом тентовых покрытий и инженерной изобретательности стал «Купол Тысячелетия» в Лондоне (архитектор Р. Роджерс, 2000) – самый большой по размерам артефакт в ряду тентовых сооружений ХХ века. Форма этого уникального сооружения продиктована символическими (демонстрация высоких эстетических и технических возможностей современной архитектуры) и ассоциативными мотивами. Учитывались и условия участка на огибаемом рекой Темзой полуострове, который также диктовал художественно-эстетические требования к постройке. Представляя собой крупнейший международный выставочный центр, «Купол Тысячелетия» свидетельствует, как и павильоны ЭКСПО-2000, что подобные комплексы действительно стали местом эксперимента в области формообразования в архитектуре.

Причина бурного развития, стремительного признания и проявления творческого интереса выдающихся зодчих к тентовым сооружениям обусловлена прежде всего острой потребностью современного общества в сооружениях, обладающих большой пространственной свободой форм и конфигураций, и, что немаловажно, технологически быстровозводимых. Новые строительные материалы, стремительно растущая скорость возведения, вызванные быстрым развитием научно-технического и социальноэкономического прогресса, дают возможность создать новый пространственный мир, изменяющийся и приспосабливающийся к актуальным потребностям общества или его отдельных групп по принципу «здесь и сейчас». Применяющиеся в качестве тентовых покрытий пространственные конструктивные системы способны перекрывать большие пространства без промежуточных опор при минимальных затратах материала, решая задачи экономичности на новом, ранее невозможном уровне.

Широкое внедрение тентовых сооружений особенно характерно для феномена современных спортивных сооружений. Спортивный комплекс «Саитама-арена» в Омийя (архитектор Р. Роджерс, 1996 г.), имеющий выдающееся по характеристикам тентовое покрытие и уникальное инженерное решение, выделяется дифференцированностью отдельных зон по вместимости и техническим оборудованием арены с применением трансформирующихся конструкций. Среди других стадионов с тентовыми покрытиями примечательны выстроенные в 1990-х гг. стадион св. Николая в Бари (архитектор Р. Пиано), городской стадион в Манчестере, городской стадион «Тойота» в Аичи (Япония), атлетический стадион в Йоханнесбурге (ЮАР), стадион на 40 тыс. зрителей в Гонконге с 240-метровым пролетом основных арочных ферм, несущих тентовое покрытие. Эти уникальные дорогостоящие сооружения подтверждают широкую востребованность именно тентового типа сооружений и присущих им конструктивных решений. Отсутствие, как правило, в тентовых сооружениях промежуточных опор дает свободу в организации их внутреннего пространства, и его новое качество – универсальность, особенно актуальное для крупных общественных комплексов и градостроительного преобразования территорий. Центр Sony (архитектор Х. Ян, фирма Мurphy/Jan, 1999 г.) на Потсдамер Плац в Берлине – это часть города, которой в плане реконструкции Берлина придается значение символа новых представлений о технике и порядке. Это площадь, окруженная традиционной застройкой городских улиц, – покрытый тентовой структурой форум нового типа, учитывающий изменчивость культурных и общественных потребностей современной эпохи. Эллиптическое в плане покрытие форума, его крыша в форме зонта, является примером реализации новейших технологий. Треть поверхности крыши застеклена, две трети покрыты пленкой из усиленного стекловолокна, обеспечивающего светопроницаемость, долговечность и экономичность конструкции. Мощная 550-тонная ферма, огибающая периметр форума поверху, выполненная из труб полуметрового сечения, связана вантами с висящей над центром форума стальной вертикальной конической опорой. Ее нижний узел воспринимает усилия нижнего яруса вантов. Верхний ярус покрыт гигантскими стекловолокнистыми панелями, которые в сочетании со стеклянными элементами кровли создают уникальный «зонт», накрывающий пространство площадью 4 тыс м2, предназначенное для организации общественных и культурных событий. Соединение элементов вантовой конструкции и тянущихся к центру зонта, перемежающихся прозрачных и молочных по цвету тентовых плоскостей, создает свойственное многим тентовым покрытиям состояние праздничного действия. Возведение подобного культурного центра, осуществленное на основе последних технических новинок, означало для Берлина в целом прорыв на новый уровень градостроительного развития.

Схожую функцию выполняет легкий многофункциональный тентовый навес (в плане 30 х 60 м) на 4000 зрительских мест в г. Гамина, Финляндия (архитектор Р. Менттери, 2000 г.), где в связи с завершением реставрации исторического памятника – бастионов XIX века – было решено провести торжественную церемонию. Тент из ПВХ-материала, укрепленный на группе V-образных пилонов, своими ниспадающими сторонами заанкерен в землю, в результате чего создается специфическая форма покрытия, которая, не вступает в визуальный контраст с окружающими постройками.

Очень активно в настоящее время тентовые покрытия используются в общественных и торговых сооружениях. Автозаправочный комплекс в Плимуте (архитекторы Д. Диксон и Э. Джонс, 1994 г.) воспринимается как наружное пространство супермаркета «Сэнсбери» с выраженной архитектурной идентичностью. Тентовый навес (разработанный фирмой под руководством П. Риса в Ove Arup & Partners) решен скульптурно. Его изогнутая в плане галерея включает 11 «драматургически» расставленных тентов-парусов, каждый из которых несет два стальных структурных «дерева»-опоры. Эти элементы (паруса и опоры), работая вместе, обеспечивают как визуальный интерес к необычной форме тентов, так и маскируют большую часть объема склада супермаркета. Паруса выполнены из полупрозрачной ПВХ-ткани, натянутой по стальной решетке, точно следуя за двойной изогнутой геометрией ее структуры. Просматриваемые со смежной автострады, они выполняют роль «маркера» данного места, при восприятии с двигающегося автомобиля предъявляя разнообразие меняющихся форм покрытия. Днем паруса выглядят силуэтно, ночная подсветка придает им праздничный вид. Запрограммированной функцией навеса является также защита участка от преобладающего ветра от рекм Плим. Несмотря на свою техногенность, это один из примеров уникальной формы, которая, что на первый взгляд парадоксально, одновременно и изящна, и динамична. Архитектор Н. Фостер, по проекту которого построен крупнейший в мире аэропорт Чек Лап Кок (Гон- конг), выиграл и конкурс (в котором участвовал 161 проект) на проект перепланировки и застройки береговой линии в районе West Kowloon, где этот аэропорт расположен. Главную особенность проекта представляет не имеющее прецедентов по своим размерам покрытие в виде светопрозрачного тентового навеса-мола, протянувшегося на всю территорию. Под открытым со всех сторон навесом создается улица с магазинами, ресторанами, ведущая к искусственной лагуне и пяти театрам на западной оконечности территории. Фостер исходит из того, что это покрытие, аэродинамическими средствами создавая прохладный бриз, не только обеспечит необходимый микроклимат и защиту от погодных факторов, но и придаст своеобразие всему объекту. Создание пластики тентовых конструкций в интерьере подобных сооружений — особая задача, поскольку их покрытие (крыша-потолок) должно отвечать одновременно многим функциональным и технологическим требованиям. Яркий пример решения этой проблемы демонстрирует покрытие международного аэропорта «Кансай» в Осаке (архитектор Р. Пиано, 1994 г.).

Преимущества тентовых покрытий особенно ярко выступают в сооружениях производственного назначения. Здесь тенты обеспечивают возможность постоянного обновления технологических процессов, переоборудования, модернизации, что значительно затруднено, а порой и невозможно, при наличии жесткой сетки колонн. Один из первых примеров использования тентового покрытия в таком комплексе дает научный Шлумбергер-центр в Кембридже (архитектор М. Хопкинс, 1986 г.), тентовое покрытие которого хотя и имеет по длине трехчастную структуру, в интерьере образует технологически необходимое единое пространство. Это сооружение, каркас которого и вся система его стабилизации вынесены наружу, дает пример символического, образного представления пространственной конструкции.

Будучи использованы в сооружениях различного производственного назначения, тентовые покрытия дают в каждом случае весьма эффектный и новый результат. Так, химическая лаборатория в г. Венафро, Италия (архитектор Ф. Самин, 1991 г.), – большое белое, легкой и воздушной формы тентовое покрытие, (85 x 35 м, почти эллиптическое в плане), красиво вписано в гористый ландшафт долины реки Волтурно. Между арками, выполненных из стальных элементов в виде легкой структуры (весом 15 кг/м2), натянуты семь имеющих форму гиперболического параболоида тентовых мембран из полиэстра, покрытого слоем ПВХ. Тент принимает изогнутую форму в направлении к ноге арки, соответствуя полукруглому профилю застекленных металлических структур ограждения.

В странах, где тенты в силу климатических условий и традиции имеют исторически фиксированное культурное значение (например, в Саудовской Аравии), тентовые структуры эффективно используются не только для создания многотысячных жилых городков палаточного типа (в Мекке), затенения культовых пространств – сенсорное зонтичное покрытие двора мечети в Медине (архитектор Б. Раш), но и при строительстве элитарных объектов. К ним относится, например, дворец дипломатических приемов «Тувейк» в Эр-Рияде (объединение OHO Joint Venture, 1980-1985 гг.), в котором тентовые покрытия композиционно своеобразно соединены с массивами стен. Проект суперсовременного отеля (комплекс гостиницы и королевского апартамент-комплекса) в Джидде (1995 г.), на берегу Красного моря, объединяет коммерческие, развлекательные и торговые элементы, представляя современную попытку толкования понятия исламского города как «окруженного стеной курорта». Массивные 12-этажные жилые блоки («стены») вокруг центрального асимметричного внутреннего двора-сада, физически ограждая его от внешнего мира, создают ощущение стабильности и безопасности. Поскольку размеры комплекса явно гипертрофированы, горизонтали и вертикали внешних фасадов изогнуты, придавая зданию мягкие выпуклые формы, ослабляющие воздействие его полной массы. Над внутренним двором-садом (210 x 210 м) отеля «парит» огромное фрагментированное тентовое покрытие из PTFE, отражающее 80% солнечного света и тепла, обеспечивая вентиляцию и требуемый микроклимат.

Применение принципиально новых, существенно усовершенствованных в конце ХХ века пространственных и удивительно разнообразных по форме и функциональному использованию тентовых сооружений сопровождается решением разнообразных творческих проблем, связанных с необычной, нетрадиционной архитектурной формой этих объектов, функциональное пространство и объемно-пространственная композиция которых во многом обеспечивается выбранной конструктивной системой. Тентовые сооружения – это конструкции «архитектуры будущего», образующие пространства, освобожденные от громоздких внутренних структур. Свобода пространства определяет гибкость и многофункциональность его использования, высокую приспосабливаемость и в итоге долговечность пространства и сооружения. При этом функциональным особенностям тентовых зданий одного типа может соответствовать несколько различных конструктивных схем, например спортивных сооружений, или, наоборот, одна конструктивная система может применяться в зданиях с различным функциональным назначением. Используемые современным высокоразвитым технологическим сообществом типы сооружений все активнее осваиваются тентовой архитектурой. Более того, тентовая архитектура дала возможность формирования новых типов объектов (таких, например, как гигантские покрытия оранжерей, ботанических садов и пр.). Тем самым пример тентовых сооружений показывает, что архитектор становится лидером в созидании гармоничной системно организованной среды любого масштаба – от микрокосма жилища до макросистем расселения.

В архитектуре конца ХХ века благодаря высоким технологиям одновременно выступили заново «открытые» металл, стекло и тентовые покрытия, в сочетании дающие новое качество утонченности и изящества форм, удивительной легкости перекрытия. В тентовой архитектуре, в которой подчас используется формообразование на основе природных форм, ярко проявилась архитектурная бионика, с ее переходами симметричных геометрических форм в органические со сложными криволинейными очертаниями пространств. Поэтому часто тентовые комплексы располагаются на грани среды города и природы, являясь связывающим их экологическим звеном, воспринимая импульсы для новаторского формообразования.

Как одна из линий архитектуры высоких технологий тентовая архитектура в современной архитектуре заняла самостоятельное место и претендует на то, чтобы стать ее кульминационным моментом. Во всяком случае уже сейчас она, как никакая иная, является формой освоения высоких технологий, открывающей путь к индивидуальным решениям. Применение той или иной формы тентового покрытия каждый раз создает соответственно новый объект с новыми внешними и внутренними пространственными характеристиками. Архитектурные формы, найденные при сравнительно невысоких затратах в тентовой архитектуре, могут художественно осмысливаться и в других материалах и технологиях. Мастер современной архитектуры Х. Ян, в своей практике часто соединяющий стекло с тентовыми элементами, полагает, что дорогостоящие и расходующие огромное количество энергии стеклянные фасады зданий могут и должны быть заменены в соответствии с продвижением технологий.

Тентовые сооружения обладают и иными признаками – совпадающими сроками морального износа сооружения и физического старения материала. Динамичность современной жизни другая, нежели прежде, и тентовые сооружения, отвечая этой динамичности, позволяют вводить адекватные своему времени (технологические и экономические) изменения.

С этим связана и технология трансформации, активно внедряемая при строительстве тентовых объектов. Формулировка архитектора Д. Перро, исходящего из понимания, что современный подход к архитектуре – это открытость к трансформациям, во многом относится к тентовой архитектуре.

В зарубежной архитектуре 1990-х гг. произошло значительное расширение масштабов тентового строительства, его видоизменение и преобразование из чисто утилитарно-технического в объекты, обладающие самостоятельными архитектурно-художественными формами и образными характеристиками. В результате в условиях свойственного современной эпохе полистилизма наряду с хай-теком, для которого характерно применение прежде всего стекла и металла, в архитектурно-строительной практике сформировалось другое направление архитектуры высоких технологий – тентовая архитектура, имеющая свою специфику формообразования. Тентовая архитектура это не только и не столько стилевое явление, это новый способ физического формирования и прочувствования архитектурно-организованного пространства.

Именно на этой основе конец ХХ века охарактеризовался конкуренцией в борьбе за лидерство целого ряда архитектурных направлений, но особенностью тентовой архитектуры оказалось то, что она не конкурировала ни с одним из них. Высокие технологии нового поколения дают возможность сочетать преимущества индустриальных методов строительства с индивидуализацией формы, открывая путь к символическим формам, содержательным уже на уровне структуры, к которым относятся такие значительнейшие объекты тентовой архитектуры, как терминал аэропорта «Кансай» (архитектор Р. Пиано), произведения таких крупнейших мастеров тентовой архитектуры, как Н. Фостер и Н. Гримшоу, использующих ее возможности и художественные средства в развитии современной архитектуры.

На пути тентовой архитектуры, как сказал в одном из интервью 2003 г. Ф. Отто, «еще многое возможно». В XXI веке складывается тенденция нового подхода к формообразованию в архитектуре. Тентовые архитектурные структуры в отличие от классического модернизма (функционализма), который пытался предопределить функцию, – это новое современное движение в направлении к легко видоизменяемому миру архитектуры, включающему быстровозводимые сооружения, открытые к трансформации (с сохранением основной идеи сооружения) в контексте динамичного развития общества. С их внедрением появилась новая «технология» организации архитектурного пространства с богатой пластикой и активной полихромией, которая помогает архитекторам раскрыть колоссальные творческие возможности конструирования новых форм.

Тентовые покрытия, как одно из современных направлений поиска новой (нелинейной) формы крыши, каждый раз создают соответственно новые пространственные (как внутренние, так и внешние) характеристики архитектурного объекта, что чрезвычайно важно для преодоления современной гомогенной урбанистической среды. Обеспечивая богатое разнообразие форм, эти покрытия и в нашей стране не менее важны, чем другие строительные системы. В России потенциальные возможности применения тентовых сооружений – быстровозводимых, мобильных, легко трансформирующихся в соответствии с изменением функции и обладающих высокими эстетическими достоинствами, также значительны. Для архитекторов и инженеров России тентовая архитектура, позволяя в достаточной мере свободно оперировать и экспериментировать с формой, предоставляет возможность сокращения времени, необходимого для практического эксперимента в поисках своего пути в мировом архитектурно-художественном процессе.


Ольга Мыскова, Александр Казусь

«Кровли», № 3 / 2004